Profile

fiona_grady: (Default)
fiona_grady

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
1718 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
fiona_grady: (Default)
 Рядом с нашим домом проходил какой то марш ветеранов сегодня.  Марш кончился, но ветераны не расходились, а заняли столики и скамейки в соседнем парке по случаю хорошей погоды.  Один из них присел на скамейку, где сидела я, и мы немного пообщались.

Он мне откровенно сказал, что опасался приехать к нам в Большой Город.  

- У вас тут преступники, грабежи, убийства...

- Браток, говорю я, ты ведь в Афгане два срока отбарабанил, тебе ли бояться преступников?

На что ветеран на меня посмотрел с сожалением:

- Подруга, у нас в Афгане была монтировка, а тут у вас власти людям простой наган не разрешают купить, не то что носить с собой.  Не нравится мне у вас, неуютно.  А ты-то как здесь справляешься?  Может, переедешь к нам в Миссури, где у всех нормальных людей винтовки, и они живут в укрепленных  compounds.



fiona_grady: (Default)
 There aren't that many people working in the theater who manage to receive a Tony award for best actor in a play and a Pulitzer for the best play, and in the same year!  The person who managed this feat is Tracy Letts, of course.  Whenever he is on stage, or whenever one of his biting plays is being staged, you can be sure to find me in the theater.

And, thus, last week I went to see his new play "Linda Vista".  The theater was kind enough to send me a cautionary email: full frontal nudity and frank depictions of sex.  Ha ha! I bought the tickets for the front row in the mezzanine to all the better have an unobstructed view.  Bring it on!

And Letts did not disappoint.  His play had sex aplenty, and it was frank alright, just like the rest of it.  As in: frank depiction of a middle-age white guy with all his infuriating deficiencies and endearing surprising decencies.  A frank depiction of a middle-aged single woman who is both needy and clingy, but also proud and sarcastic.  A frank depiction of a Vietnamese-American millennial - piercings, tattoos, language, morals, and all.

The dialogues are believable, extremely funny, at times poignant but never sentimental.  The characters are not easily defined, just like regular people.  And the message?  Well, there is really no message, and I loved that part the best.  I am so very tired of coming to the theater to be lectured, or preached to, or else...

And if you think that this is shallow, think again.  In every aspect of his play: the plot, the all-too-human characters, the true-to-life dialogue, the abundance of anti-heroes, the dark comedy and the lack of message Letts continues in the tradition of one Anton Pavlovich Chekhov.
fiona_grady: (Default)
 Сегодня погода наконец весенняя, солнце, цветы и красота, казалось бы, гулять надо, ан нет!  Мне надо ехать черт знает куда, а потом обратно, и все это занимает часы.  Но я очень даже рада, потому что как раз в это время будет трансляция "Rosenkavalier" из Метрополитан, и я могу спокойно слушать в свое удовольствие.  Сегодня Рене Флеминг в последний раз пела одну из своих коронных партий - Маршалин,  а Элина Гаранча в последний раз пел Октавиана.

Интересно, что сказали, что Гаранча хочет перейти на более "темный" репертуар: петь Далилу, например.  А я совершенно не понимаю, почему.  У нее вообще не особо широкий диапазон: ей надо напрягать голос и наверху и внизу.  В том низу, где Далила, особенно у нее не хватает низа.  Зато в середине у нее голос немыслимой красоты, а кроме того, она и сама красотка и прекрасная актриса, так что в зале всего этого не замечаешь, но зато это было хорошо мне слышно сегодня в трансляции.  Но зато в самом конце она чудесно пела в последнем дуэте и замечательно вывела там очень трудную музыкальную фразу.  

А вот трио в финале сначала было так медленно, что я думала, они там все заснут в этом борделе.  Не знаю, что за манера так медленно дирижировать эти знаменитые ансамбли!  Так часто финал "Фигаро" идиоты-дирижеры отмахивают, как будто там не накал страстей, а тихий час.

Честно говоря, я немного боялась, как будет петь Флеминг: в несколько последних разов, что я ее видела на сцене, да и слушала в трансляциях тоже, она что то не шибко хорошо пела, и голос у нес был какой то хлипкий, хотя до сих пор очень красивый.  А сегодня она пела просто лучше всех, как в старые времена, в расцвете своих сил.  И именно это было так трогательно, и так невыносимо было грустно, что уж больше никогда не увижу ее в партии Маршалин, что, невзирая на то, что я вела машину по шоссе, я все таки прослезилась.


fiona_grady: (Default)
 Одна знакомая работает начальницей на важной работе, и у нее в фирме есть interns.  Девушка-стажер, которая работает непосредственно в оффисе нашей знакомой, все время опаздывает.  Подруга ее вызвала и попросила больше не опаздывать.

С видом оскорбленной невинности девица тут же грозно зачитала из новейшего Евангелия.  А именно:

- "I no longer feel safe in the environment of this office, as I feel that what you said to me was violence".  

Теперь наша знакомая немножко в напряге, не потянет ли ее девица в суд за "насилие".
fiona_grady: (Default)

Наш штат разорен уже давно, отчасти из-за клептократии, отчасти из-за идиотизма политиков.  Впрочем, идиотизм все-таки наверное больше у избирателей, которые за таких вот воров и идиотов голосовали?  С другой стороны, знаменитый девиз нашего штата это "Vote early, vote often", так что - голосуй не голосуй, все равно получишь... 

К чему это я?  У нас скоро выборы в губернаторы.  В данный момент на посту губернатора один буржуй, и он республиканец.  Поэтому против него идет кампания демократических кандидатов: он, де, в отрыве от народа.  Он не понимает простых людей, а только представляет интересы богатеньких буратино.  Он не знает, как тяжело людям сводить концы с концами, ля ля ла, бля бля бля...

Все бы путем, если бы оппоненты, т.е. кандидаты от Демократической партии, были не просто сами буржуями, а чуть ли не Главными Буржуинами.  

И, что знаменательно, хотя пока эти будущие спасители простых людей были не кандидатами, а просто акулами капитализма, все время только и слышно было, как у них там забастовки в компаниях и walk-outs.  Но не успели они стать кандидатми Партии Рабочих и Крестьян, как кто их немедленно одобрил и одному даже подмахнул endorsement?  - Да профсоюзы, конечно, кто еще.
fiona_grady: (Default)
 Наша дочка днем работает на модной работе.  Но раз в неделю вечером она ходит в районную школу помогать деткам лучше читать и писать по английски.  Уже год она подтягивает одну чудную мексиканскую девочку лет семи от роду, которая нашу дочку обожает. И вот эта девочка набралась вчера смелости и говорит нашей красавице:

- Do you have a boyfriend?

Дочка честно ответила, что нет.

Реакция была неожиданной:

- Then why do you wear glasses?  Don't you want to get one?






fiona_grady: (Default)
  Многие мои друзья переехали в Dreamwidth, и я тоже решила не отставать.  Спасибо любезной [personal profile] eta_ta , которая помогла мне перетащить все мое барахло (т.е. мой жж целиком).

Вот мой новый адрес:  http://fiona-grady.dreamwidth.org/

Пока буду писать на оба адреса, но сколько такая двойная жизнь продлится не знаю.

Приглашаю всех, кто пока не примкнул, тоже обдумать этот вариант, и буду рада видеть здесь всех своих друзей, конечно!
fiona_grady: (fiona)
На прошлой неделе мы были в Аризоне.  В этом штате расстояния огромные и перемены климата соответсвенные.  Мы прилетели в Феникс, где было за 90 градусов, и где в гараже аэропорта были установлены специальные поливалки на потолке, чтобы люди в обморок не попадали от жары.  А через два часа, когда мы, проезжая целые рощи высоченных кактусов, добрались до Флагстаффа, то там был холод собачий, около 45 градусов всего!



(кактус высотой в два с половиной человеческих роста.  Там наверняка за каждым кустиком кишели гремучки и скорпионы, но чего не сделаешь ради искусства)

много слов и фотографий )
fiona_grady: (I could have danced all night)
В последнее время, лет этак 35, очень много разговоров про то, что коли напишешь в заявлении на поступление в ВУЗ, что ты из меньшинств, то твои шансы по настоящему возрастут. Я заметила, что это относится не только к студентам, но и к профессорам.

А также в последнее время все мои знакомые повально побежали плевать в какую то пробирку, чтобы узнать, кем они, собственно, являются по национальности. Результаты иногда бывают самыми удивительными, но сейчас речь не о том.

Я предлагаю, чтобы университеты сами проделывали такой вот генетический анализ любому подаванту на лакомые позиции в Фиговой Лиге. Поплюй в пробирку, если прошел генетический анализ, то тебя примут и стипендию дадут или зарплату огромную. А не прошел - дадут по шее.
fiona_grady: (fiona)
Вообще то "Песнь о Земле" Малера должен был дирижировать Бернард Хайтинк, а партию тенора петь Стивен Гульд.  За неделю до концерта получаем извещение, что Хайтинк, видите ли, болен и вместо него дирижировать будет Джеймс Конлон.  Мало того, чуть не за день до концерта нам сообщают, что и тенор заболел, и его заменит кто то другой.  Но партию меццо сопрано все таки будет петь Сара Коннолли.  И  как только она вышла на сцену в платье, которое было как кимоно, но не абы какое кимоно, а такое, какое Климт бы мог придумать, тут же стало ясно, что все будет прекрасно.

"Песнь о Земле" написана на стихи древних китайских поэтов в немецком переводе.  Вся Европа была в то время увлечена китайским и японским искусством, и в музыке Малера звучат стилизованные китайские мелодии.
Малер написал свою симфонию в песнях в самый трагический период своей жизни: из за гнусного антисемитизма он вынужден был оставить пост директора Венской Оперы; после страданий умерла от дифтерита его пятилетняя дочка Мария, да и у него самого нашли порок сердца.  В это ужасное время Малер написал своему другу дирижеру Бруно Вальтеру: "Я потерял все, перестал быть тем, кем, я думал, я являюсь.  И вынужден снова научиться делать первые шаги, как новорожденый младенец".

only for the similarly afflicted )
fiona_grady: (fiona)
Поскольку недавнее прослушивание оперы Бизе и арии Хозе меня оставили в глубоком разочаровании, я решила снова пойти, когда будут петь другие солисты.  И это была как бы совершенно другая опера, вот что!

Кармен пела Анита Рачвелишвили, у которой не просто большой голос, а огромный.  Половину оперы она пела в полголоса, и все равно он заполнял весь зал.  Когда же она всерьез раскрывала рот, то она перекрывала весь хор и весь оркестр, причем, очевидно, безо всякого усилия.  Но дело, ясно, не столько в размере голоса, как в качестве.

Анита своим голосом передала все нюансы и музыки Бизе и характера своей героини.  Ее Кармен - это цыганка, которая более всего дорожит своей свободой, а мужчинами в своей жизни не дорожит никак.  Но она мужчин этих сводит с ума своей красотой, сексом и пренебрежением тоже.  И все это было на сцене и видно и слышно.

А Хозе пел Брэндон Йованович, и он, невзирая на весьма славянскую внешность, очень хорошо изобразил пылкого и вспыльчивого ревнивца.  Веришь, что он и ножом может замахнуться на Эскамильо, и Кармен прирезать в конце концов.

Так что с точки зрения вокала я осталась довольна весьма, и хоть никто не заменит у меня в сердце Берганцу и Доминго, я подумала, что нарушила обет не напрасно.  А вот зато совершенно недовольна я осталась постановкой Роба Эшфорда.  Он бродвейский хореограф, и танцы он поставил хорошо. Но танцы совершенно ни к месту были во многих местах, особенно в сцене Таверны Лиласа Пастьи.  Скажу больше, когда Кармен, а также Праскита и Мерседес сели там на стулья, раздвинув ноги, я вообще подумала, что скоро запоют "Don't dab your eyes, Mein Herr".

И, точно как принято на Бродвее, когда пели "La Liberte", весь хор в едином порыве подошел к рампе и, как на октябрьском параде, потрясая ружьями (!!), спел эти революционные куплеты, обращаясь прямо к залу.  Не знаю, как это не вызвало революции, право слово.  Так что, невзирая на драму, было довольно много смешного, хотя не уверена, что именно этого эффекта хотел достичь г-н Эшфорд.

На прощание, вот запись Аниты Рачвелишвили, правда тут не Бродвей, а , скорее, Тысяча и Одна Ночь; и она поет не с Йовановичем, а с Йонасом Кауфманном, но кому же в здравом уме придет в голову на это жаловаться.
fiona_grady: (fiona)
Мы посмотрели недавно два совершенно разных спектакля по двух абсолютно разным пьесам.  Единственное, что объединяло их - это практически полное отсутствие декораций в обоих.  Но, конечно, декорации бывают не особенно нужны, если пьеса захватывает и если актеры играют по настоящему.

рецензия следует )
fiona_grady: (moi)

The reading of Megilla takes all of eighteen minutes, sometimes more because kids like to create an extensive raucus when the name of Haman is mentioned.  I confess, for many years I listened inattentively, trying only to hear the name "Haman" so that I, too, can swing my gragger and produce as much noise as possible.  But recently I read it carefully, slowly, making no noise, only observations.

Happy Purim! )

fiona_grady: (fiona)
На прошлой неделе мы умудрились посмотреть и одну из главных пьес классического русского театрального репертуара, и послушать самую главную русскую оперу.  Остались довольны неимоверно, к счастью.

В театре смотрели мы "Дядю Ваню".  Вообще говоря, я в душе считаю, что лучше "Дяди Вани", чем "Ваня на 42ой улице" нет и быть не может.  Некоторым может не нравиться, что актеры в фильме играют по английски и что не совсем правильно произносят имена; ну и ладно, зато они правильно доносят Чехова до публики.  В отличии, к примеру, от актеров, для которых русский язык родной, но зато Чехова они коверкают и похабят без стыда.

разгул графомании и eye candy )
fiona_grady: (fiona)
David Auburn's play "The Columnist" is based on a life of the famous American columnist Joseph Alsop.  Alsop was a syndicated columnist for decades, and in the very first scene he boasts of speaking truth to power and denouncing Senator McCarthy with "guns blazing". "This is the lesson of American great freedom of speech and freedom of press", Alsop educates the young man in his hotel room.  The hotel is in Moscow, the young man has apparently just had sex with the venerable American journalist, and very soon thereafter it becomes clear that this was a successful KGB blackmailing operation.

Even though the Moscow angle is all the rage today, and many critics opened their reviews of the play with the (rather embarrassing) Eurekas! of this suddenly timely and pertinent exposure of the KGB, this is not what the play is about.  It is more about how one of the most powerful journalists in the land who not only has an access to the White House but also speaks into the ear of the President, is in his private life deeply closeted and emotionally repressed. Even though the sordid blackmail details do surface in the play again and again, I thought that it was mostly about the corruption of power.

The powerful and wealthy Alsop entertains presidents, members of the cabinet, and ambassodors in his lavish home.  He has private numbers of everyone who is anyone in Washington and New York, his is an extensive network of friends and acquiantances in high places all over the globe.

When the Vietnam War rolls in, he travels to Hanoi and Saigon and reports about the fighting spirit of the US troops; his columns call for escalation, for victory.

To me, the most poignant scene of the play is not the aftermath of the KGB blackmail, after all, the KGB has always been involved in espionage and sabotage, and the Cold War was never over, Russian reset button notwithstanding.

Far more memorable is an encounter between Alsop and David Halberstam at the bar in Hanoi.  Halberstam ridicules Alsop's "reporting": Alsop stays at the Embassy, travels around in an armored car with a translator and a handler, listens only to his friends at the Pentagon, and his opinion columns about the war are only informed by this limited worldview.

The journalist who was once fearless and principled enough to take on the mighty Senator McCarthy, has gradually become a mouthpiece of the Administration.

Today, most of the columnists and their modern day equivalents travel through the world in their own versions of armored cars, accompanied by handlers.  They hobnob with the powerful, they move in the glittering circles, and then they dare opine about the state of things in the land and in the world.

Perhaps that is why they have only just waken up to Russia's menace, or why the election of Trump to the White House was such a shock to them.
fiona_grady: (fiona)

Скажу честно, что фильм Эйзенштейна "Иван Грозный" я пыталась смотреть раз 10, но до конца досмотреть не могла ни разу.  С самого начала, как только там прямо в первых же титрах под парадную музыку идет текст, что это, мол, фильм о "человеке, который впервые объединил нaшу страну", а потом еще появляется красавец Черкасов, который с сияющими глазами клянется бояр громить, становится ясно, что вообще то это фильм не про Ивана Васильевича, а вовсе даже про Иосифа Виссарионовича.  Кроме того, Эйзенштейн так никогда и не привык к звуку: у него все снято как в немом кино: с преувеличенными жестами, с кадрами, будто нарисованными, и  с переменой мест действия тоже как в немом кино, т.е. резкой.  И вообще больше всего по размаху, театральности, костюмах и сильно нагримированных и слишком выразительных лицах актеров, это больше всего напоминало оперу, там только не особо пели, вот беда.

И, конечно, мне было прекрасно известно, что Сталину этот фильм очень и очень нравился, и что и Эйзенштейн, и Черкасов, и Серафима Бирман, а также и композитор Сергей Прокофьев получили за первую серию "Ивана Грозного" Сталинскую Премию.

На прошлой неделе мы ходили слушать ораторию "Иван Грозный", которую из музыки Прокофьева к фильму составил во время Оттепели, в 1962 году,  дирижер Абрам Стасевич (oн дирижировал во время сьемок фильма).  В фильме музыка исполняется не целиком, перемежается диалогами, иногда ее вообще плохо слышно из-за диалогов, и уж точно слова в хоровой музыке плохо можно разобрать.  Кроме того, в фильме образы заслоняют музыку.  А вот в концертном зале музыка царит, и все становится понятно.

Тайное стало явным )

fiona_grady: (fiona)
Один наш очень близкий друг много лет был профессором в Оксфордском Университете. Когда мы его там навещали, и пили чаи и портвейны в сокровенных залах для профессуры, он усмехнулся и сказал:

"Учиться сюда они меня не приняли, но профессором быть - пожалуйста!"

Теперь друга за огромные мешки денег переманили в Америку быть профессором в другом университете, не менее славном.  Когда мы звонили поздравлять, он сказал, что и в этот университет его студентом не взяли.
fiona_grady: (fiona)
Вчера у нас давали ораторию Прокофьева "Иван Грозный" и был весь бомонд. Насчет оратории я потом напишу, когда в себя приду.

А вот насчет разговоров в кулуарах.  В фойе мы подошли к душечке моей ненаглядной,  великому басу, которого я уже давно прозвала в душе Портосом (за то, что он великан, и мужик).  Черт дернул, однако, в разговорах о русской музыке упомянуть имя Чернякова.  Портос потемнел лицом и чуть не плюнул прямо на мраморный пол фойе.

Черняков, де, поставил "Дон Жуана", где Донна Анна и Донна Эльвира были обе дочери Коммендаторе.  А Зерлина была дочерью Донны Анны!  "Я в такой обстановке работать не могу!," зарокотал сценическим шепотом на весь вестибюль мой собеседник. "И такого Коммендаторе петь отказался, гори эти деньги огнем!".

Ну, в общем, я согласна: это перебор.  Но все равно, постановка Чернякова оперы "Евгений Онегин" будет для меня всегда самой интересной и потрясающей постановкой.
fiona_grady: (fiona)
В опере дают "Норму" Беллини, еле урвала билет и даже не в партер, а в бельэтаж. Что, впрочем, оказалось как нельзя лучше.  Вообще можно было не вдаваться в этот идиотский сюжет, на сцену тоже совершенно не обязательно было смотреть, а звук зато был по настоящему сбалансирован, в партере это не всегда так.

Норму поет Сондра Радвановская.  Она теперь, вроде, вообще поет только партии бель канто, хотя прославилась на Верди.  Это необычно, я бы сказала, что чаще бывает наоборот.  Но какое счастье, что она поет все эти партии!  Не знаю, кто еще так поет в наше время.  Когда она пела "Casta Diva", мне показалось, что ее голос, масляный как сливки, просто разливается по всему огромному оперному залу, заполняя все его самые укромные уголки.  Были бешеные непрекращающиеся овации, как в старые времена: со свистом, криками "брава!" и топаньем ног. Причем, из бельэтажа мне было прекрасно видно, что и в оркестре был топот и даже свист.

После этого я поймала себя на том, что с некоторым раздражением жду, когда же кончат петь все другие певцы, чтобы поскорее снова услышать этот изумительный голос, с его легато и пианиссимо, и где дыхания вообще не слышно.


Пришла домой и решила проверить, и впрямь ли она так потрясающе поет.  Есть только один мне известный способ: послушать как поет Сазерленд.  Проверка показала, что Радвановская поет по другому, и голос у нее не серебряный колокольчик, а скорее мед с маслом, но она поет ничуть не хуже.  Сломала эталон!
Page generated Sep. 25th, 2017 04:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios