Profile

fiona_grady: (Default)
fiona_grady

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
1718 1920212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags

Mar. 24th, 2017

fiona_grady: (fiona)
Поскольку недавнее прослушивание оперы Бизе и арии Хозе меня оставили в глубоком разочаровании, я решила снова пойти, когда будут петь другие солисты.  И это была как бы совершенно другая опера, вот что!

Кармен пела Анита Рачвелишвили, у которой не просто большой голос, а огромный.  Половину оперы она пела в полголоса, и все равно он заполнял весь зал.  Когда же она всерьез раскрывала рот, то она перекрывала весь хор и весь оркестр, причем, очевидно, безо всякого усилия.  Но дело, ясно, не столько в размере голоса, как в качестве.

Анита своим голосом передала все нюансы и музыки Бизе и характера своей героини.  Ее Кармен - это цыганка, которая более всего дорожит своей свободой, а мужчинами в своей жизни не дорожит никак.  Но она мужчин этих сводит с ума своей красотой, сексом и пренебрежением тоже.  И все это было на сцене и видно и слышно.

А Хозе пел Брэндон Йованович, и он, невзирая на весьма славянскую внешность, очень хорошо изобразил пылкого и вспыльчивого ревнивца.  Веришь, что он и ножом может замахнуться на Эскамильо, и Кармен прирезать в конце концов.

Так что с точки зрения вокала я осталась довольна весьма, и хоть никто не заменит у меня в сердце Берганцу и Доминго, я подумала, что нарушила обет не напрасно.  А вот зато совершенно недовольна я осталась постановкой Роба Эшфорда.  Он бродвейский хореограф, и танцы он поставил хорошо. Но танцы совершенно ни к месту были во многих местах, особенно в сцене Таверны Лиласа Пастьи.  Скажу больше, когда Кармен, а также Праскита и Мерседес сели там на стулья, раздвинув ноги, я вообще подумала, что скоро запоют "Don't dab your eyes, Mein Herr".

И, точно как принято на Бродвее, когда пели "La Liberte", весь хор в едином порыве подошел к рампе и, как на октябрьском параде, потрясая ружьями (!!), спел эти революционные куплеты, обращаясь прямо к залу.  Не знаю, как это не вызвало революции, право слово.  Так что, невзирая на драму, было довольно много смешного, хотя не уверена, что именно этого эффекта хотел достичь г-н Эшфорд.

На прощание, вот запись Аниты Рачвелишвили, правда тут не Бродвей, а , скорее, Тысяча и Одна Ночь; и она поет не с Йовановичем, а с Йонасом Кауфманном, но кому же в здравом уме придет в голову на это жаловаться.
Page generated Sep. 25th, 2017 02:33 am
Powered by Dreamwidth Studios